Поражение мужских половых желез

Поражение мужских половых желез при эпидемическом паротите констатировано у 26 взрослых больных и у 10 детей в возрасте 13—14 лет. У детей младшего возраста орхит не развивался. Это указывает на то, что при эпидемическом паротите половые железы вовлекаются в процесс только после периода полового созревания. Независимо от возраста орхит развивался преимущественно на 6—7-й день болезни и во всех случаях сопровождался повышением температуры до 39,8—40,3° С. В это время пациенты жаловались на сильную головную боль, отсутствие аппетита, боль в яичке, усиливающуюся при движениях.

При эпидемическом паротите часто поражается поджелудочная железа. В наших наблюдениях высокий уровень диастазы мочи (пределы колебаний от 128 до 2048 ед.) зарегистрирован у <92 (60,5%) больных. Диастазурия определялась одинаково часто как у детей, так и у взрослых. У 1/4 части обследованных диастазурия превышала 1024 ед. У большинства пациентов увеличение диастазы происходило в первые дни заболевания. Однако у некоторых больных диастаза значительно повышалась на 9—13-й день инфекционного процесса. Учитывая простоту и доступность исследования диастазы мочи для раннего выявления поражения поджелудочной железы при эпидемическом паротите, целесообразно исследовать диастазу мочи в динамике.

Принимая во внимание большую частоту диастазурии у больных эпидемическим паротитом, этот показатель следует шире использовать в качестве дополнительного диагностического метода при эпидемическом паротите.

У 37 из 92 больных (11 взрослых и 26 детей) наряду с диастазурией наблюдалась клиническая симптоматика панкреатита. Пациенты жаловались на повышение температуры (от субфебрильной ло фебрильной), боль в подложечной области, около пупка, неоднократную рвоту, вздутие кишечника. При этом клинические проявления панкреатита в сочетании с диастазурией у детей обнаруживались чаще, чем у взрослых.

Нередко в патологический процесс при эпидемическом паротите вовлекается нервная система. По нашим данным, у 51 (33,5%) больного был выявлен характерный менингеальный синдром: резкая головная боль, многократная рвота, положительные менингеальные знаки. При этом у детей раздражение мозговых оболочек наступало значительно чаще (у 40), чем у взрослых (у 11). Одновременно у некоторых детей отмечалась кратковременная потеря сознания, выраженное возбуждение, судорожный синдром, гиперестезия.

У 15 больных (2 взрослых и 13 детей) диагноз серозного менингита подтвержден лабораторным исследованием спинномозговой жидкости. У остальных пациентов менингеальные явления в результате активной дегидратационной терапии через 1—3 дня исчезли, спинномозговая пункция у них не проводилась. Количество клеток в ликворе колебалось от 133 до 938 в 1 мкл с преобладанием лимфоцитов от 68 до 99%, реакции Нонне — Апельта и Панди были слабо положительными.

Повторные случаи заболевания эпидемическим паротитом регистрировались редко (у 3 человек).

Таким образом, проведенный сравнительный анализ клинического течения эпидемического паротита у детей и взрослых позволил выявить некоторые особенности течения эпидемического паротита у детей в отличие от взрослых. Эти особенности в основном сводятся к следующему. В стационар дети поступали чаще с более тяжелым течением заболевания, чем взрослые. У детей температура резко повышалась, как правило, с первых дней болезни и наблюдалась до 10 дней. У взрослых высокая температура появлялась при присоединении поражения других органов и определялась более длительно, чем у детей. По сравнению со взрослыми орхит у детей развивался значительно реже и только у мальчиков старше 13 лет, т. е. в период полового созревания. В то же время клиническая картина панкреатита в сочетании с диастазурией, выраженный менингеальный синдром, иногда с кратковременной потерей сознания, гиперестезией, судорогами наблюдались чаще у детей, чем у взрослых.