Клиника норуолк-вирусной кишечной инфекции у детей раннего возраста

Клиника норуолк-вирусной кишечной инфекции у детей раннего возраста не описана. У детей старшего возраста отмечается внезапное начало болезни с появления рвоты, поноса, тошноты, абдоминального синдрома, нередко повышения температуры тела в сочетании с внекишечными симптомами — миальгия и др. С помощью метода электронной микроскопии и серологической диагностики мы (3. И. Капкова и Т. Г. Вовк) совместно с вирусологами (Л. Г. Грунтовская, А. И. Носатенко) провели обследование 153 детей, больных кишечными инфекциями. Из них у 63 удалось установить ротавирусную этиологию заболевания. Среди них 37 детей в возрасте до 1 года, 8 — от 1— 3 лет, 18 — старше 3 лет. Большинство детей направлены в клинику с диагнозом кишечной инфекции, острого гастроэнтерита неясной этиологии, 3 — с диагнозом пищевой интоксикации. У 20 больных в диагнозе упоминалась сочетанная кишечная и респираторная инфекция. При госпитализации более чем у половины детей состояние расценивалось как среднетяжелое, у 6 — тяжелое, у 15 — легкое. Тяжесть течения обусловлена наличием токсикоза и эксикоза. Почти все госпитализированные (54) проживали в одном городе, поступили в клинику в 1-й день болезни (50), остальные — на 2—3-й день от начала заболевания. У 5 детей заболеванию предшествовали катаральные изменения дыхательного аппарата, у 1 — развился отит.

Из анамнестических данных установлено, что все дети родились от здоровых родителей, в срок, при благополучном родоразрешении. Почти у всех детей период новорожденности протекал гладко, лишь у 3 отмечалась мокнущая пупочная ранка до 2—3 нед. Гнойничковой сыпи у этих детей не было. 11 детей в возрасте до 1 года перенесли ОРВИ, 2 — пневмонию, 1 — отит. Все дети находились на искусственном вскармливании. В осенне-зимний сезон в стационар поступило около 30 детей. Почти во всех случаях заболевание начиналось остро: появлялись рвота, понос, повышалась температура тела, ухудшалось общее состояние. При поступлении отмечались вялость, слабость, адинамия, температура тела в основном была в пределах 37,2—37,5—38 °С, у 13 детей —свыше 38 РС. Рвота, как правило, наблюдалась повторно, до 3—4 раз в сутки, только у 11 детей она была однократной. У детей первого полугодия отмечались частые срыгивания. Дегидратация обычно была не более II степени, дефицит массы тела не превышал 10 %.

Дети, старше 3 лет, часто жаловались на боль в животе. При глубокой пальпации она носила в основном диффузный характер либо локализовалась в верхней половине живота. У детей первого года жизни отмечалось вздутие живота, беспокоила приступообразная боль. Стул — 10— 15 раз, обильный. Испражнения водянистые, от желтого до ярко-желтого и горчичного цвета, пенистые, иногда — с резким запахом. У 4 больных кал имел вид жидкой кашицы коричневого цвета. Общее состояние этих детей нарушалось незначительно, температура тела — 37,3—37,4 °С, рвота однократная. Особых изменений в копроцитограмме у больных не наблюдалось.

У детей первого года жизни в крови нередко отмечались признаки умеренной дефицитной анемии. У 13 больных выявлен лейкоцитоз в начале заболевания, у 33 — лейкопения. СОЭ у всех детей первого года жизни и у 5 детей 1— 3 лет была высокой—22—30мм/ч, у детей старше 2 лет — в пределах 5—10 мм/ч. При среднетяжелой и легкой формах болезни все показатели нормализовывались относительно быстро. Рвота прекращалась в течение одних суток. Дети становились активнее, появлялся аппетит. У большинства (43) больных температура тела нормализовалась на 2-й день болезни, у 14 — на 3—4-й, а у б — на 5—6-й день. Стул стойко нормализовался у 22 детей на 2-й день> у 35 — на 3—4-й, у 6 — на 6—8-й день пребывания в стационаре.

Более медленная положительная динамика наступала у детей с неблагоприятным преморбидным фоном, страдавших анемией, рахитом II степени, гипотрофией I, II степени.